Дачники

В предчувствии лета и электричковой толчеи*

— Чарлик, Чарлик! Ты куда?! Сиди здеся, не шастай куда не попадя! Так, где вы говорите, выходите? А-а… А мне вот дальше. Нет, нам предлагали дачу поближе, но там не земля — сплошной камень, и речки, опять же, нет… Ох, да че вы говорите?! Не-ет, у нас-та такой безобразии нету, нету…

— Да, погода нынче удалась, вона как солнце палит. Эта как же тяжело под таким солнцем-то: мне с лектрички ещё целых три км пешком ползти! Какие ж потом грядки-то! Одно успокаивает: все для детей, для внуков. Пускай своих витаминчиков поедят…

— Ой, и не говорите, народу-то, народу! Все прямо и прут куда-то, и чего им дома не сидится, в такую погоду-то?!..
Читать далее «Дачники»

Цвет в свадебном и диком туризме

 Маркетинг организованного и безалаберного отдыха.

Функциональный цвет в летнем и зимнем туризме увеличивает безопасность туристов на 20%, уменьшает потери мелкого и крупного снаряжения на 30%, улучшает самочувствие молодоженов и эмоциональных девиц на 40; а значит, способствует продаже туров в ряде случаев даже на 50%.

Цвет порождает любовное влечение, взрывает страсти, убивает и спасает.

Какой десятикилограммовый ящик тяжелее: желтый или зеленый?

Почему фиолетовые палатки сырые и холодные?

Сколько краски нужно, чтобы сделать палатку просторной?

Сколько мальчиков проснется утром в розовой женской палатке?

Почему на зеленой скатерти мясо кажется червивым, а на синей хорошо выпивается?

Ответы для жизни и размышлений. Читать далее «Цвет в свадебном и диком туризме»

Чёрный Ануй и Дениска

«Отседа дорогу починят солонешинские, доседа — устьканские, а саму седу х… кто починит» — кому-то объясняла по телефону Наташа.

Седа — это Дениска, база академии наук у Денисовой пещеры на Алтае.
Археологи копают на Дениске лет двадцать, а предыдущие люди жгли костры в этой пещере за триста тысяч лет до археологов.

На базе круглый год живут Наташа, Гена и Леша — следят за хозяйством, угощают любопытных гостей вкусной едой и вкусными историями.

Одна из историй — про Белую Даму.

Белая Дама, или по-простому Ксюша — тоже из нынешних обитателей этих мест. Ксения до сих пор живет в пещере, хотя странным образом исчезла в 1919 году.
Читать далее «Чёрный Ануй и Дениска»

Чуйский тракт

«…Трудные и опасные участки дороги на Алтае называют: бом.
В алтайской традиции есть понимание предопределенности; заранее известно, сколько бомов предстоит человеку пройти на своей жизненной дороге…»


Писатель советского времени Василий Шукшин, родившийся в селе Сростки на Чуйском Тракте, сравнивал эту главную дорогу Алтая со «следом бича, стеганувшего по горам».

Наверное, так… в давние времена погонщики с бичами осваивали этот экстремальный маршрут — по копытным тропам мигрирующих диких животных. По Северной дороге Великого Шелкового пути на Алтай завозились товары из Тибета, Китая и Передней Азии.

История местных правил дорожного движения, которую рассказывают все, такова: когда по тропе каравану предстояло над обрывом пройти прижим или бом, где двум встречным лошадям и даже двум пешим разойтись невозможно — погонщик сначала проходил это узкое место в одиночку, клал на другом конце бома шапку и возвращался за караваном и попутчиками.
Читать далее «Чуйский тракт»

Сталкеры

stalker
подземный тоннель на заброшенной базе РВСН

Зачем мы идём в заброшенные места и подземелья

Действительно, зачем эти странные люди лезут, куда не просят: в давно брошенные и забытые подземелья, расформированные и разграбленные гарнизоны и военные части, на крыши… и в кучу других, наверное, даже не имеющих адекватных названий, мест?

Ответ один и, как все ответы на сложные вопросы, до смешного прост — для себя.

Они не несут миру сенсации, не зарабатывают на этом денег. Все, что они получают — это от часов, до всего лишь нескольких секунд ни с чем несравнимого удовольствия. Действительно несравнимого: экстрим, тот же прыжок с парашютом, конечно может дать и не такой выброс того же адреналина, НО…
Читать далее «Сталкеры»

Исповедь неудачника


ДЛЯ МЕНЯ ЭТО ВАЖНО…

… Мои глаза хорошо видно? Хорошо видно мои глаза?

Это хорошо. Потому что мне ваши совсем не видно. И это так в любом зале почти…

И получается, что я перед вами вот — на ладони весь. А вы — не обижайтесь только — как будто не существуете, если очень тихо в зале. И когда в зале тихо, то тишина такая, особая. Совсем не такая, когда в зале нет никого. Вы ведь не были в зале, когда в зале нет никого? А я был. И тоже вот так выключен свет.

И когда выходишь на сцену, знаете, что слышно? Нет, не тишину. Слышно вас. Я вас слышу. Потому что вот сцена, и тут до меня кто-то стоял, что-то пел, говорил или показывал. И этот кто-то был почти всегда разный. А вы — вот ещё раз, не обижайтесь — почти всегда одинаковые. Нет, вы тоже разные конечно, это просто во мне вы одинаковые. И вот когда выходишь в зал, когда в зале нет никого, постоишь вот так немного, ну может быть минуту или две, или даже пять или десять, то начинаешь слышать голоса.

Вот скажите что-нибудь!
Читать далее «Исповедь неудачника»

Улицы разбитых фонарей. Один день из жизни дворника

«По-моему, раньше такого ещё никогда не было…» — подумал он, перевалившись с бока на бок. Сегодня утром он с трудом открыл глаза, ему страшно хотелось поспать ещё немного. Какая-то особо неприятная, жгучая боль охватила его красноватые веки; глаза чесались и при этом не слезились.

Действительно, раньше такого никогда не было… Странное чувство овладело им. Ну, не то, чтобы овладело, а на минуту дало о себе знать — кровожадные часы уже показывали 05:32, и времени на размышления практически не оставалось. «Почему мне так хочется спать? — спросил он у самого себя. — Неужто мне все это надоело?».

Он улыбнулся. Сама мысль об этом показалась ему смешной и какой-то абсурдной. «Все равно нет выбора. Однозначно…» 
Читать далее «Улицы разбитых фонарей. Один день из жизни дворника»

Лёд и чага

Чага — гриб-паразит. Вырастает на деревьях. Питается соком дерева. Нет дерева — нет чаги. Нет чаги, но дерево есть. На дереве остается рубец, который не затягивается.

«Один верит в то, что он придет туда, другой знает, что он никуда не придет, третий молча смотрит, будто ждет то ли поезда, то ли смерти…»

Лед — вода, которая замерзла. Такую воду легче разбить. Чтобы придать ей вновь цельную форму, необходимо сначала ее растопить, а потом заморозить.

«Он был один из тех, к кому я привык, И с кем не надо напрягать свой язык, А просто быть рядом и чувствовать, что жив…»

«Ад — это то место, где ты не

чувствуешь любви Божьей…»

Hollywood

«Хочется крикнуть «Ненавижу! Ты умер! Ненавижу тебя! Не-на-ви-жу!».. Но я не могу… даже заплакать не могу. А н-нет, заплакала, только скупенько как-то. Все сжалось больно. И сжимается каждый раз, когда перед глазами встает образ Чаги.
Читать далее «Лёд и чага»

Поездка в заброшенный санаторий. Сталкерские заметки

Этап первый — в пути

В 11.00 пришли мы значиться к этому самому вокзалу…
Ближайший электрон в нужном нам направлении в 12.43… Уже обрадовались…, потом начал подтягиваться народ и стало понятно, что едет нас целых четверо: я, Lindows, Bama boy и Jack…
Стало еще веселее, но парни в экстренном порядке сумели мобилизовать еще одного товарища, и команду уже действительно можно было назвать укомплектованной. Поездка в электроне сопровождалась коллективным разгадыванием купленного здесь же сканворда (не поверите — разгадали).
А вот и столь желанная станция… Читать далее «Поездка в заброшенный санаторий. Сталкерские заметки»

Трезво-грязный залаз

Группа молодых сталкеров (одно существо из ада, один не берегущий свою жизнь и один просто на голову отмороженный, родом из 1937 года) под руководством одного товарища из НКВД (Новосибирский Кожно-Венерический Диспансер) после бодрого марш-броска через полгорода совершила два относительно неплохих залаза.

Первый производился в центре в одном из давно известных объектов, а потому описывать его смысла не имеет. Но, как бы то ни было, этот очень простой и не особо интересный залаз подвиг храбрых сталкеров на дальнейшие подвиги, во время которых было отрыто новое «убежище».

Сверху ВШ смотрелась очень даже перспективно и, несмотря на извечные кучи мусора и ужасный запах, группа под бравурные марши осуществила залаз. Огромное количество паутины и жутко ржавые петли гермофорточки обрадовали сталкеров: «Вот оно, Отрытие!» — думалось им.
Читать далее «Трезво-грязный залаз»

Сталкеры в бомбаре: день первый

Три диггера в одном подвале
Бутылку пива на троих соображали…

Группа встретилась в рассчетное время в точке сбора. Собрались: Амулет (А), Мюллер (М) и Юникс (Ю). После распития полутора литров пива было решено выдвигаться на объект, поскольку стало ясно, что больше никто не появится. Группа осмотрела несколько ВШ на предмет возможного залаза. Увы, большая часть изученных ВШей оказались доверху засыпаны хламом, так что заброс через них не представлялся возможным.

Не теряя энтузиазма, группа двинулась дальше и осмотрела еще одну ВШу, оказавшуюся весьма перспективной. Правда проведению легкого дестроя и заброса мешали периодически проходящие мимо, несмотря на дождь, люди. Было принято решение двигаться к очередному объекту, благо, там гуляющих должно было быть гораздо меньше.
Читать далее «Сталкеры в бомбаре: день первый»