Интервью с Еленой Волковой про модельный бизнес, шоу «Ты супермодель» и жизнь

Елена Волкова родом из Новосибирска, в модельном бизнесе с 13 лет.
В 2003 году выиграла «Мисс Сибирь», а позже стала «Моделью Европы» на конкурсе «Модель Вселенной». Неоднократно работала за рубежом (в Японии, Италии, Южной Корее, Таиланде), в том числе и на Неделях Моды, участвовала в телевизионном шоу «Ты — супермодель-3», в показах на Неделе Моды в Москве и Russian Fashion Week. При всём этом Лена утверждает, что не стремится к карьере модели, на данный момент (июнь 2008) планирует в октябре отработать на Неделе моды в Москве, после чего уйти в другую сферу.

Перед тем, как мы встретились, Лена провела почти 6 часов у парикмахера. Причем большую часть из этого времени она просто ждала, когда приедет мастер…

— Я ему сказала: «Саша, купи мне что-нибудь поесть по дороге». Он купил мне и себе по три беляша, и мы пообедали.

— Ты меня сейчас шокируешь! какие беляши?!

— Мне просто захотелось чего-то жирного и сытного, чтобы утолить голод и насытить организм. Причем я заметила, когда сутками не спишь, вкусовые рецепторы куда-то исчезают. Подходишь к холодильнику, а что хочется съесть, даже не знаешь. Последний раз я на хлеб намазала масло, положила сверху соленую красную рыбу и теплым молоком все это запила. Желудок — гуд, все нормально. Просто ешь для того, чтобы получить энергию.

— То есть модели могут себе это позволить?

— У меня есть знакомая модель: бедра 87, талия 54. Она ест все, всю жизнь. Здесь как: если есть склонность к полноте, то сидят на диете, если нет-то могут себе все позволить. Одна моя подруга, к примеру, жалуется, что с каждым годом худеет и не знает, что с этим делать. Честно говоря, я сейчас тоже похудела: за последние три недели сбросила 6 кг, просто из-за стрессов.

— Любая девушка была бы рада…

— А я рада, я не знала как похудеть. Но я знала, что придет стресс, и я на нервах похудею. Но это просто вредно для организма так резко сбрасывать.

У Лены, как она сама говорит, все происходит скачками: то круто вверх, то с треском вниз. Сейчас в её жизни не самый лучший период, но она уверена, что эта полоса скоро закончится.

— Все думают, что я отвязная тусовщица, что мне нужны постоянные вечеринки. На самом деле, я очень домашний человек. Я жила несколько лет с мужчиной, и практически не выходила на тусовки. Кино, друзья, на дачу с родителями… Когда это закончилось: все закрутилось по новой. Тусовочная жизнь — это вообще не мое. К ней привыкаешь, но это не значит, что она мне нравится.

— Но ведь модельный бизнес сам по себе предполагает постоянные разъезды, мероприятия, вечеринки?

— Может быть, именно поэтому я и решила завязать с модельным бизнесом. Когда много подобной нервотрепки, когда у меня мозг постоянно работает и не отдыхает, я потом сажусь и начинаю реветь. У меня на все не хватает времени. Я просто хочу отдохнуть.

— То есть ты уйдешь из профессии?

— Я буду работать для себя. Я отношусь к этому как к хобби. Иногда мне нравится, когда меня красят и фотографируют. Иногда, допустим, мне делают прическу, и я прошу быть аккуратней, а мне отвечают: «Ты модель, сиди и молчи», тогда я получаю от этого жуткое раздражение. С таким обращением я столкнулась в Тайланде. Мне даже не дали средство для снятия макияжа, пришлось умываться хлорированной водой, потому что с накрашенными розовыми глазами я идти не могла. Я не говорю про ногти, которые были накрашены как попало в отвратительный зеленый цвет. В общем, я была в шоке.
В европейских странах: Париже, Милане, такого, к счастью, не случалось, как, впрочем, и в России.

— Как вообще фотографы относятся к моделям?

— На проекте супер-модель у нас проходили фотосессии, потом собиралось жюри и обсуждали фотографии. Нас обвиняли в том, что мы плохо фотографируемся. Говорили что ты здесь плохо получилось, ты то-то не так сделала. Есть человек, которого я очень уважаю — это Тигран, мировой скаутер агентства «IMG Models». Почему люди не понимают, что один человек никогда в этом мире ничего не сделает, всегда только команда? Если модель получилась плохо, это не значит, что она такая плохая и встала не так, здесь все вкупе: фотограф, осветитель, визажист, стилист, подбор одежды, можно говорить и о тех, кто придумал — чья постановка. Почему-то всегда обвиняют модель.

— А сексуальные домогательства?

— Я с этим ни разу не сталкивалась, хотя… на проекте «Ты — Супер-модель». Это было для телевидения. Проект был для телевидения. После съемок у нас брали интервью и спрашивала: «Как ты считаешь, она отснялась хорошо или нет?» Девочка там меня одна недолюбливала, впрочем, у нас взаимная нелюбовь была. И по телевизору показывают, она говорит: «Хуже всех отснялась Волкова Лена, ужасно, отвратительно и так далее». И следом интервью фотографа, который говорит: «лучше всех отснялась Лена Волкова, такой отдачи я не видел никогда. Я бы посоветовал всем поучиться у нее, и работать так же, как она». Все боялись его, он был очень неориданарный человек, пил тут же, на преокте. И озобоченный. Он пытался всех раздеть. Мне повезло, мне дали очень красивый бюстгальтер. Кстати, мой собственный. Половина девчонок снималась вообще моей одежде. Я привезла туда весь своей гардероб. Я ехала туда выигрывать.

— То есть одежда не предоставлялась?

— Нет, почему был спонсор Наф-Наф. Но совсем мало. Доходило до смешного: один день в этой одежде одна девочка, на следующий день другая.
Так вот в этом бюстгальтере. Он просил меня чуть-чуть грудь показать. Я сделала все, что он просил. Я поняла, что с ним лучше согласиться сразу. Правда, потом смотрела фотографии, была шокирована. Фотографировал одновременно он и другие люди. Я лежала на кубике, он меня фотографирует — у меня волосы вниз, а кто-то с другой стороны… там такие фотографии — просто!

— Но ведь после проекта ты вернулась в город звездой?

— Писать обо мне стали раньше…

— Слушай, ну раз уж ты заговорила о конкурсе, может, расскажешь, как это было. Очень много слухов ходило и ходит до сих пор по поводу различных реалити-шоу, и конкретно проекте «Ты — супермодель». А как все на самом деле?

— Для чего нужен проект? — Показать рост. Показать, как человек за12 серий вырос в профессиональном, физическом, моральном плане. На кастинге я понимала, что если я сейчас скажу, что я не готова на пластическую операцию, не готова подстричься на лысо, и вообще ни на что не готова — меня просто не возьмут. Им нужны были люди, готовые расти, готовые схватывать все на лету, я это отлично понимала. Поэтому из трех девочек из Новосибирска взяли только меня.
Я ехала туда как на реалити-шоу.

Во втором проекте участвовала моя, тогда ещё подруга Юля Иванова. Но так уж получилось, что мы поссорились как раз во время её отъезда. Естественно, что когда она приехала, я не смогла ничего узнать о проекте. Сейчас я уже думаю, что в моей жизни так складываются события, как будто где-то, кто-то уже написал, как должно быть. Ситуации складываются буквально в 5 минут, буквально на 5 минут позже — и этого бы не было. Зная, что там было с Юлей, я бы никогда на это не подписалась бы. Но я поехала. Нас поселили по 7 человек в комнате. Я смотрела следующий проект — девочки просто в таком «шоколаде». Нас возили на каких-то ужасных маршрутках, ужасно кормили. Они ездят на розовом лимузине, живут, чуть ли не в пятизвездочной гостинице…

— Может быть, это тоже для телевидения все снято?

— Но если даже посмотреть картинку, сравнить — небо и земля.
Я ехала на реалити-шоу, но когда у одной из девочек день рождения, и мы снимаем три дубля… Или там — «Отправляйте смс, голосуйте» — фигня полная. Но мы подписали контракт, и не имели право разглашать информацию. Все думали, что проект идет в реальном времени. Мне звонили — поздравляли: «Мы за тебя смс-ки шлем». Какие смс-ки, я вас умоляю.

Первый день уже драка была. Настоящая. Просто все хотели, как можно больше привлечь внимания к себе, чтобы их показали. Я не конфликтный человек, поэтому в первой серии меня почти не было заметно. Меня после третьей передачи вызывает режиссер и говорит, «Лен, ты хоть как-то там участие прими». Хотя, в первой серии меня такой стервой показали. Слова не сказала, но они так смонтировали, что я там кому что-то ответила и то, что отвечали другой, ответили мне. После того, как я посмотрела первую передачу (уже дома), мне было так стыдно.

Вторая и третья серии проходят спокойно, но после третьей я уже понимаю, что я живу в запертом пространстве уже целый месяц — без книг, без телефона, без компьютера, с этими дурацкими журналами «Космополитен», в которых абсолютно нечего читать, с какими-то девочками, ни с одной из них нельзя нормально поговорить — мат-перемат. Кормят нас ужасно, просто нереально. Я не могу позвонить никому. У меня просто начинает зашкаливать. Все эти факторы дали о себе знать.

Во время съемок пятой серии мы выстраиваемся перед жюри, они обсуждают наши фотографии, фотосессии. Они каждую обсуждают, потом удаляются на совещание и говорят, кто остался, а кто уходит. И вот пока мы ждем в сторонке, я вижу: стоит парень, а у него в руках вместо восьми конвертов по числу участниц, уже семь. Конверты большие — я успеваю их посчитать. Я — на конверты, потом — на него. Он понимает, что я уже все поняла. Говорит «Лен, пойдем, поговорим… Лен, не говори, пожалуйста, никому из девочек!» Я говорю: «Вы, что меня за дуру держите?»

— То есть все заранее было решено и никакого жюрения не было?

— Я думаю, что был определенный сценарий, и если девочка под этот сценарий подходила, то её оставляли, ну, а если нет-то её выгоняли. Но то, что в конвертах уже были имена участниц — факт.

После того, как объявили оставшихся, я отошла со своими девчонками. К тому моменту мы разбились на две группировки. Причем мы думали, что везде скрытые камеры. Сначала мы даже прыгали, передавали во все углы приветы. Но потом, посмотрев программу по телевизору, поняли, что камер нет. В общем, мы закрылись в туалете. Я говорю: «Девочки, все по сценарию». Многие, когда уходили, плакали. «Не вздумайте реветь, когда будете уходить, потому что этот проект полное говно». Они на наших нервах, делают шоу. За все нам заплатили тысячу рублей! Ну, конечно, ещё билеты и проживание в Москве. Причем можно было использовать и фотографии. Я говорю: «Это не стоит вас! Я на следующий проект уйду». Потому что я реально раскрыла все. И на следующий проект меня выставляют и ещё одну девочку. И эта девочка начинает плакать, а я стою и смеюсь, потому что знаю, что в этот раз уйду я.

На прощальном интервью мне задают вопрос: «А ты не считаешь, что украла у другой девушки шанс сюда поехать? Что ты так легко уходишь, что тебе это не интересно». «Почему это я украла? За границей работала, в показах участвовала, а вот в видео-проектах, ещё ни разу». Я получила опыт, спасибо вам за это. А мне ещё подарили весы, которые показывают температуру. «А да, ещё спасибо за весы, которые температуру показывают». В общем, просто «ха-ха-хи-хи», «спасибо, всем респект»… — Ничего не показали по телевизору. Одни только слезы показывают.

Мне предлагали остаться, кучу проектов. Все девчонки, которые остались, участвовали в «Не родись красивой», у Малахова, некоторым предлагали прогноз погоды вести. Я сказала: «Идите вы со своими проектами», — и в этот же день уехала в Новосибирск.

Я ехала побеждать в реалити-шоу, а почувствовала себя марионеткой. Ладно, если бы меня там чему-то учили. Я не научилась ничему. Все это было для камеры. Уроки дефиле снимается в узком коридоре гостиницы Россия. Режиссер говорит: «Вы пройдете так», а вы скажете — «то и то». Мы проходили два шага — и все, какое это дефиле? Что я должна была из этого взять?

Причем настолько понижали самооценку. То говорили, что какие у тебя ноги кривые, у вас коленки круглые, вы — линзы снимите. Какая девушка захочет это слушать, тем более на всю страну. Когда Сергей Зверев меня передразнил в камеру, папа сказал: «Я его увижу, я ему все скажу!». Очень непорядочное шоу. После этого я перестала смотреть телевизор. Я не верю даже в передачу «Жди меня». Я ни разу не смотрела «Дом 2». Я уверена, что все по сценарию. Вам дают просто пищу, делают то, что вы будете смотреть.

— Лена, свою карьеру ты начала довольно рано. Как ты вообще попала в модельный бизнес?

— В модельный бизнес меня привела мама, тогда объявился кастинг на конкурс «Cool Girl 2001». Мне было тогда 13 лет. Конкурс я не выиграла (заняла второе место), но тогда меня заметили и предложили попробовать себя в модельном бизнесе. Через месяц я уже подписала контракт на работу в Японию. В общем, с этого все и началось. Правда, в Японию с первого раза улететь не удалось. Представляешь, какой позор — всем в школе сказала, что улетаю в Японию, а сама на следующий день пришла в школу! Короче, попала я туда где-то только через полгода. За это время успела получить титул «Юная мисс Сибирь», после этого я поучаствовала в «Face of the future 2004», после которого главный приз был поездка на международный конкурс «Модель — Вселенная 2004». Я не буду о нем много рассказывать, там ничего не покупается, там все через постель. Но так как мне было 14 лет, никто не смел и пальцем прикоснуться, все прошло мимо меня. Причем я этого не осознавала, пока не попала на другой конкурс, когда мне уже исполнилось 19.

Конкурс «Мисс Синема 2006»

Этот конкурс проводился тогда второй раз. Скажем так, учредителями выступали два московских олигарха. Первое, что меня удивило, когда я приехала на конкурс, что девочки были ростом от 157 до 180. Нам объяснили, что рост не важен, потому что мы делаем из вас актрис. Но я скажу, если зайти у нас в «Дождь» или в другой клуб, то можно найти 20 более симпатичных девушек, чем они.

Перед началом самого конкурса, нас повезли на три дня в Турцию, чтобы «девочки загорели». Отель, где нас поселили, был очень дорогой, с площадкой для гольфа и даже зоопарком. Но, разумеется, в гольф никто не играл.

Уже в самолете все напились: и организаторы, и девочки. А в аэропорту мне одна из девочек, которая была связана с организаторами, сказала: «Лен, ты не пугайся ничего. Ты понравилась одному человеку. Ты не паникуй сразу, может быть, он тебе тоже понравится…».

Итак, Турция. Ужин. Я ложусь спать. Слышу — открывается дверь, заходит женщина, которая выдавала нам карточки от номера. Я успеваю надеть халат. Она уже пьяная, куда-то меня тянет. Как выяснилось: «Кататься!». Мы садимся в машинку для гольфа, а я смотрю — сидит тот самый мужчина, которому я понравилась. И мне все становится ясно: до этого я на конкурсы ездила до 18 лет, последний был в 17. А тут мне уже исполнилось 19 — значит, все можно.

Я поняла, единственный вариант для меня — выпрыгнуть из этой машины. Следующий поворот и я, якобы по инерции, вылетаю прямо на асфальт. Все разбито: руки-ноги, лицо — все. В конце концов, меня довозят до его номера. Я ухожу в туалет, и просто часа полтора разговариваю со своим парнем, рыдая в трубку.
Выхожу из туалета, мужчины того нет. Я ухожу к себе в номер пешком. Привожу себя в порядок. Вечером — банкет. Я на нем веду себя так, будто ничего не произошло.

На следующий день звонит эта женщина. И я слышу такой отборный мат! Смысл примерно такой: «Какого черта ты приехала на этот конкурс?! Езжай домой в Новосибирск! Если ты ему не дашь, освободи место другим девочкам, которые хотят выиграть конкурс». Я молчу.

В этот вечер стараюсь тоже делать вид, что ничего не произошло. Прихожу на ужин. А на этот же конкурс приехала одна моя знакомая. Так вот, она уже сидит с мужчиной. Потом она жила у него в номере. В общем, она мне говорит: «Ой, Лена, я влюбилась!». Причем она всегда это говорит, встречая очередного олигарха: «Ты мне через каждый месяц говоришь, что ты любишь. Ты любишь с какой целью?» Она мне отвечает: «Лена, ты же знала куда ты едешь?» «Ты что с ума сошла? У меня есть дома человек, которого я люблю. Мне на фиг не нужны такие конкурсы». Больше после этого я ни разу её не видела, и ни разу с ней не разговаривала. Я знаю, что она в Москве. И предполагаю, чем она занимается. Но для меня человек умер.

— По сути, если говорить в том ключе, в котором мы с тобой разговариваем, многие модели становятся проститутками?

— Да, и многие занимаются тем, что продают других моделей олиграхам. Именно модели.

В общем, на третий день конкурса приезжает ещё один человек, к сожалению, не помню, как его зовут. Я встретила его случайно в ресторане. Мы с ним разговорились. Он меня спрашивает: «Лен, я вижу, что ты очень умная девушка. Но ты ехала сюда с какой целью? Нам перед конкурсом показали фотографии всех моделей и спросили: «Кого хотите?». На самом деле, я была готова от туда рвануть в ту же секунду. Но я была в Турции, за границей, и уехать было довольно проблематично. Благодаря этому человеку меня никто не тронул, и мой третий день в Турции закончился благополучно.

Мы приезжаем в Москву, я звоню своему любимому. Прошу, чтобы он приехал ко мне на конкурс. Каждой девочке тогда дали по одному пригласительному билету. Нам сказали, что в первом ряду будут сидеть мультимиллионеры, во втором-третьем — миллионеры. И каково мое потрясение, когда я захожу в зал, а зал — пустой. Мой молодой человек Денис сидит на втором ряду — просто никто не пришел на этот конкурс.

Было 17 номинаций — 20 девочек. Мне не дали ни одной. Денис меня потом просто на руках носил. Он вмиг все понял. Он видел кто выиграл, он видел кто участвовал.

— А сейчас бы отказалась от модельного бизнеса?

— Знаешь, я бы пошла! Я получила огромный опыт. Разговаривая со многими людьми в годах, я слышу от них фразу: «Лена, тебе не может быть 20 лет!». Иногда когда мне скучно дома, я думаю, ничего себе обнаглела — я была в стольких странах, видела стольких людей!!! Конечно, в модельном бизнесе много всякой грязи, наркотиков, алкоголя. Многие просто спиваются, наркоманками становятся. Для меня идеалом красоты и женственности была Наталья Водянова. Но когда мне девочки, которые участвовали с ней в показе, рассказали, что она сидит на кокаине — для меня идеал исчез. Но ведь есть и положительные стороны.

— А какой конкурс самый престижный для модели?

— Я вообще считаю, что настоящие модели не должны в конкурсах участвовать, они должны просто работать. Девушка, выигравшая конкурс «Краса России» — это не обязательно модель. Это просто красивая, умная девушка. А у нас это почему-то подписывают под одно. У меня никогда не было в жизни цели сделать модельную карьеру. Для меня это было хобби — поездить по миру, посмотреть страны. Хотя потом мне, конечно, захотелось в этих странах отдыхать, а не работать.

— Получилось?

— Получилось. Причем за две недели отдыха я увидела больше, чем за два месяца, что я там работала. Но сейчас мне заграницу не хочется. Мне так стыдно, я ни разу не была ни на Байкале, ни на Горном Алтае. Очень трудно донести, особенно до мужчин, что я не избалованная, что я нормальный адекватный человек, просто у меня ценности немного другие. Весь этот шоколад я уже пробовала, дайте мне элементарно сосательную конфетку. Я лучше поеду в лес погулять, чем тратить бешеные деньги на шопинг в Милане.

— Лена, а сейчас ты что планируешь делать?

— Я хочу уже наконец найти нормальные отношения с мужчиной. Чтобы я человека любила, он меня любил, ценил, уважал, заботился обо мне. Я всегда на это только взаимностью отвечаю. Я хочу семью, я хочу ребенка, я хочу хорошую работу. Я хочу стабильной жизни, спокойствия и банальности. Может быть, я устану от этого, но в любом случае семейная жизнь — это новая ступенька, и я к ней готова уже давно.

— Что бы ты пожелала начинающим моделям?

— Я хочу сказать, что далеко не все то золото, что блестит. И, на самом деле, это очень трудная работа. Нужно быть готовой к слезам, к борьбе, ко всему. Прислушивайтесь к совету родителей, все-таки у них есть жизненный опыт и в любой ситуации оставайтесь, прежде всего, человеком.

Рекомендую заглянуть:

Понравилась статья? Буду очень благодарна, если вы расскажете о ней друзьям:

Вы можете оценить эту статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)

Загрузка...

avatar

Автор: Кристина Ганькина

У меня вполне себе неплохая работа, с вполне себе нормальным заработком. Пишу о ночных клубах и всяких известных-переизвестных артистах. Хожу к ним на интервью, разговариваю на всякие приличные темы. И что? Да я терпеть не могу весь этот долбаный шоу-бизнес. И не потому что я уверена, что там одно дерьмо (всем ясно, что это не так), просто не люблю я всех этих сисек напоказ и массового развращения вкуса. Но, позвольте? – я же тоже хожу в клубы, слушаю «арэнби» и прочую хрень.
Видимо, через это всем нужно пройти. Это как стадия развития. Сегодня тебя это еще забавляет, а завтра – ты от этого устал.
Мне нравится моя работа, пусть с какими-то «но», пусть не всегда все получается. Мне приятно видеть результат моего труда, мне приятно осознавать, что человек, с которым я говорила, не считает меня тупым бараном, и понимает, что мне так же, как и ему приходится тяжело. И что я тоже ежедневно хожу на работу, и их, миленьких, повидала за свою жизнь ой, как не мало.
Другое дело, когда столичники смотрят на нас, как на общипанных кур. Вон ведь, мля, провинция, а туда же. Впрочем, думаю, что молодым столичным журналистом тоже несахарно.
Да, иногда мы задаем глупые вопросы. Да, иногда мы не успеваем (или не хотим!) готовиться к интервью. Но, поймите, дорогие друзья, мы ведь тоже люди. И у нас тоже начальник – не самый нежный, и не гладит по голове ежедневно, и дома – аврал, и денег – не хватает, и жить негде… И мы тоже устаем.
Звучит как жалоба, да нет… Нам тоже иногда приходится «выступать» в клубе поселкового совета, а хочется англицкого стадиона.

Комментарии приветствуются (уже оставили 5 комментариев)
  1. avatar Саша Болохонова:

    спасибо за интервью. уж не знаю, то ли автор супел так разговорить героиню, то ли сама героиня оказалась живым и эмоциональным человеком… но! читала на одном дыхании. благодарю!!!

  2. avatar Таня Первак:

    И я читала на одном дыхании!!! Даже обрадовалась, что мифы о глупости моделей начинают разрушаться:) На самом деле — очень интересно!!!

  3. avatar Автор:

    интервью журнальное, поэтому там много чего еще за кадром осталось.. так что, если хотите подробностей, расскажу в личке)))

  4. avatar Автор:

    Только я бы заголовок поменяла…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *