Киты

США. Штат Калифорния. Город Монтерей. Не город, конечно, а городок, уютно расположившийся на берегу Тихого океана, – улыбчивый, солнечный, не знающий ни больших войн, ни большой славы. Мы гуляем по его игрушечным набережным и пристаням, слушая беспрестанную перебранку морских львов. Ты пытаешься подражать их лаю, и у тебя это получается. Лучезарные американцы смотрят на тебя, смеются и одобрительно кивают. Ты им нравишься, ты светел и прост, как и они. Ты, как и они, предпочитаешь словам дело, книге — вечернюю пробежку, угрюмым поискам себя — наивную радость бытия. И жизнь вознаграждает тебя этим приключением на другой конец земного шара. И тебе не надо ничего говорить, тебе можно просто имитировать лай морских львов, чтобы люди  другого конца света одобрительно кивали в знак того, что понимают и принимают тебя.

— На китов поедем смотреть? – ты поворачиваешь ко мне загоревшее лицо с белыми лучиками морщинок в уголках глаз.

Мы платим семьдесят долларов деловито-доброжелательному американцу, и он очень серьезно сообщает нам, что именно сегодня китов особенно много.

Капитан небольшого судна лично приветствует каждого туриста. Терпеливо, не торопясь проверяет билеты. Он не улыбается. Он не напряжен, но сосредоточен. Выцветшая трехдневная щетина, одутловатость лица и мешки под глазами разоблачают его. Вчера он наверняка принял не одну пинту пива. А в былые времена, может статься, не одну пинту пива намеревался разбить о чью-нибудь голову. Но то божественное равнодушие, с которым он проверяет билеты, заставляет поверить в него. Проворно-безразличные  движения его заскорузлых рук убеждают в том, что перед нами человек, хорошо знающий свое дело.

Наш катер бежит легко и непринужденно. Словно приглашая одну за другой волну на вальс, он танцует лишь мгновение с каждой из них, превращая в захлебывающуюся от восторга, искрящуюся пену, после чего без малейшего сожаленья оставляет навсегда. На фоне этого легкомысленного танца удивительно осознавать, что под нами глубина равная почти двум тысячам метров. Что под нами дикий, холодный, непонятный нам мир, куда не рискует проникать даже солнечный луч.

Туристы вооружились — кто фотоаппаратами, кто айфонами. Все в ожидании чуда. В ожидании стать участником чего-то грандиозного. Все как будто прикованы к этому ожиданию, как к чему-то тяжелому, каменному. Все непременно хотят запечатлеть как кит, похожий на гигантский баклажан, выпрыгнет на миг из темных вод навстречу солнцу, чтобы затем опять продолжить свой ясный однообразный путь.

Люди нервничают,  а вдруг билетер оказался последним прохвостом и надул их, наврал, что китов сегодня особенно много. Вдруг китов не будет вообще. Ожидание чуда становится еще более тягостным. Еще немного и люди окончательно попадут в его западню. Но капитан знает свое дело. Маленький капитан маленького корабля, не покидающий залива Монтерей. Я верю в тебя, я хочу верить, что ты человек, который каждый раз выходя в море, способен сказать себе: «Я маленький капитан, маленького корабля».  Иначе чем объяснить твое уверенное спокойствие, чем объяснить то с каким отстраненным упоением ты сейчас рассказываешь нам из своей маленькой рубки о мигрирующих на север китах.

Катер останавливается, притихает. На несколько секунд палубу сковывает тишина.  И только капитан в своей рубке напевает себе под нос какую-то мелодию, лишенную всякого музыкального вкуса. И вот, совсем рядом с нами, всего лишь в нескольких метрах всплывают  два огромных черных  гладких бугра — это спины китов. Они пускают радужные фонтаны, как будто в знак приветствия, хотя на самом деле и не подозревают о нашем существовании.  Толпа вздыхает со стоном радости и облегчения. Кто-то из туристов кричит: «Lookathere!»  — и показывает пальцем в противоположную сторону, все разом оборачиваются и бегут к другому борту, но успевают увидеть лишь жесткий хвост кита, похожий на  размах крыльев крупной птицы.

— Почему ты не фотографируешь?

— Зачем? – отвечаешь ты. – Я не хочу напрягаться, хочу просто наслаждаться моментом.

Постепенно китов вокруг катера становится все больше, мы думаем, что они дразнят нас, показывая свои спины и хвосты, но, не выпрыгивая полностью. Но киты просто резвятся, окруженные свитой морских котиков и чаек, не на минуту не забывая о своем длинном пути, не на минуту не помышляя остаться здесь в дружелюбных водах залива Монтерей или повернуть вспять. Они просто плывут на  север, плывут бессуетно и отважно, преодолевая упругие волны, потому что не могут не плыть. И им абсолютно все равно на ажиотаж вокруг них, на вспышки камер и восторженные возгласы людей – они демонстрируют нам безупречную славу – нежеланную и неосознанную.

Какой-то мужчина тихонько рассказывает своей жене, что у этого капитана просто нюх на китов, конечно, все катера оснащены специальными датчиками, но не всем удается так маневрировать и так близко подплывать к китам. «He is the best in his business», — доносятся до меня слова мужчины.

Наша прогулка подходит к концу. Мы сходим с палубы на сушу. Капитан прощается с каждым, женщинам подает руку, помогая преодолеть скользкие ступеньки. Его лицо как будто подтянулось, мешки под глазами разгладились. Я говорю ему по-английски «спасибо», а он отвечает мне «не стоит благодарности».

Мы направляемся с тобой в маленькое уютное кафе, под так полюбившиеся нам разговоры морских львов, ты обнимаешь меня за плечи и говоришь:

— Смотри!

Ты протягиваешь мне свой телефон, на его экране кит в полный рост, выпрыгивающий из воды.

— Как! Когда ты успел?! Ты же не…

Но вместо ответа ты улыбаешься, потом издаешь звук, подобный лаю морских львов и спрашиваешь меня:

— А ты так можешь?

Рекомендую заглянуть:

Понравилась статья? Буду очень благодарна, если вы расскажете о ней друзьям:

Вы можете оценить эту статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

avatar

Автор: Наташа Николашина

Живу в матрице: дом-работа-ашан-кредитка-соцпакет. По капле выдавливаю из себя раба здравого смысла. Иначе никак. Иначе писать уже почти невозможно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *