Интервью с ведьмой

«Интервью с ведьмой» я когда-то делала для печатной прессы. Оно было конечно отредактировано и выглядело по-другому — добавили пафоса и «лишней болтовни», как полагается. Это — черновик, к тому же мистически оборвавшийся на самом интересном месте.

Настоящая ведьма как разведчик, узнать её практически невозможно. Я пять лет проучилась с Мариной, прежде чем поняла, что она ведьма.

Она как бы невзначай пророчила нашим одногрупникам будущую карьеру ещё с первых курсов, просто подходила и говорила то, что потом сбывалось. Вообще Маринка мало разговаривала, но когда начинала говорить своим тихим голосом, то все замолкали и слушали. А однажды произошёл этот случай.

На первом курсе я вместе с Мариной работала в студенческом кафе. Как-то мы возвращались домой – поздно, часов в 12 ночи. Идти нам было в одну сторону. По дороге к нам привязался какой-то тип. Сначала он просто шёл рядом и страшно не было. А потом заговорил, и стало ясно, что он не совсем адекватный — то ли нарик, то ли псих. Помню ледяной страх, который начал меня заполнять и как я начала вращать глазами в какую сторону лучше бежать. А Маринка шла совершенно спокойно и молчала. Парень этот заговорил как-то уж совсем угрожающе и попытался подойти ко мне. Я не заметила, как Маринка оказалась между нами. Она посмотрела на него жутким взглядом исподлобья и чего-то прошипела… Т.е. она что-то говорила, но я не смогла понять что. Парень этот остался стоять как вкопанный на одном месте, а мы спокойно пошли дальше.

Я не спрашивала Маринку, что она ему сказала. И вот, уже после окончания нашей учебы, накануне Вальпургиевой ночи я решила взять у неё интервью для газеты, в которой я работала. Вальпургиева ночь – или шабаш ведьм, отмечается с 30 апреля на 1 мая. Марина правда о таком дне ничего не знала и, смеясь на моё предложение, ответила:

— Окей, я готова сыграть для тебя роль ведьмы-одиночки.

В её внешности и правда нет ничего демонического. Небрежно распущенные волосы, серо-зелёные глаза, никакой косметики, взгляд какой-то отрешённый… невозмутимый. Даже когда на кухне раздался грохот бьющегося стекла (это её кошка любит скидывать посуду со стола), она продолжает смотреть куда-то задумчиво, и спокойно произносит:

— Только давай договоримся так – ты забудешь все вопросы, которые приготовила заранее и мы просто поболтаем — спрашивай то, что тебе действительно интересно…

— Хм… — я начинаю рыться в голове, пытаясь понять, что же мне на самом деле интересно…

— Не нужно рыться в голове. …Когда не думаешь, многое становится ясным. Просто спрашивай когда захочешь. А если не знаешь о чём – не спрашивай. Иногда полезнее молчать.

— Хорошо… – Говорю я и неожиданно для себя понимаю, что интересует меня в первую очередь: Что ты тогда сказала тому типу, ну, помнишь – мы возвращались из кафе?..

— Ха… (Маринка смеётся) – если бы я была ведьмой, я бы сказала, что он будет стоять, пока мы не уйдём, или провалится под землю.

— Хм. А если бы я так сказала – он поверил бы?

— Если немного потренироваться, то да.

— И в чём такие тренировки заключаются? Что, надо перед зеркалом репетировать, или в театральной студии?

— Главное для ведьмы – слово. Оно имеет силу. Поэтому нельзя болтать попусту об очевидных вещах. Это наверное сложно для начинающих.

— А как отличить пустую болтовню от нужной?

— Нужной болтовни не бывает. О том, что есть, говорить не надо — оно и так очевидно.

Долгая пауза.

***

— Ты можешь мне сейчас чего-нибудь напророчить?

— А ты не боишься, что всё будет так, как я скажу? — Маринка легко вскочила с кресла и молча ушла на кухню. Я беспомощно побежала за ней, растерянно соображая боюсь я или нет. Ну… смотря что она скажет же!

— Гадалки сильны только тем, что выглядят убедительно, а предсказания их реализовывают те, кому они гадают, — произнесла она, наливая воду в чайник.

— Объясни.

— Глядя в глаза можно убедительно сказать что угодно. Особенно нашему неосознанному народу с постоянно затуманенным проблемами мозгом. Шаблоны примерно одинаковы: «ой, милая, да на тебе порча сильная», «ой, влюбишься ты скоро» или «а ты вообще скоро умрёшь».

И дальше происходит что. Если человек из тех, кто ведётся на такое, то эта информация в нём поселяется в виде очень глубокой, почти подсознательной уверенности в том, что так и будет. Нам же легче принять то, что решили за нас другие. Вся ответственность на их плечах, мы ни за что не отвечаем. Таких людей большинство…

Конечно, умом он еще попытается себя переубедить, но от этого будет ещё хуже. Влюбиться, заболеть и даже умереть от такой уверенности — раз плюнуть. Таким бы ведьмам предсказывать только хорошее, но кто тогда будет им деньги носить за снятия порч?

Я сижу молча. Марина выключает чайник, не спрашивает что я предпочитаю, а молча наливает мой любимый зеленый чай и ставит на стол бочонок с моим любимым мёдом.

— То есть ты хочешь сказать… А если тебе нагадают что-нибудь эдакое? Как ты к этому отнесёшься?

— Я к этому не отношусь. То, что произносит человек — это всего лишь его собственная болтовня. Если ты окажешься в дурдоме, ты же не будешь реагировать на все глюки пациентов или аргументированно доказывать им, что они не Наполеоны. Судьбы нет. Даже линии на руках меняются. Ты можешь предсказать себе любую судьбу сама, и это предсказание при твоей внутренней уверенности скорее всего сбудется.

Только когда ты живешь не осознанно, не распоряжаясь своей настоящий жизнью и сознанием, можешь пойти к гадалке, чтобы она взяла на себя ответственность и придумала тебе ещё и будущее. Ты боишься любой ответственности, твоё настоящее уже придумано и систематизировано кем-то, хочется знать еще и будущее. Свободный человек своё будущее выбирает сам, и оно может быть любым.

Мы сидим молча. Из комнаты, где стоит комп, доносятся мантры в исполнении Deva Premal, которые в плэй-листе Марины перемешаны с Power metal композициями.

— А ты боишься смерти?

— Смерти как таковой нет.

— Ты имеешь в виду — жизнь после смерти? Может быть ты знаешь кем я была в прошлой жизни?

— В прошлой жизни ты была цветком, а в следующей будешь мужчиной в касте торговцев в Непале, веке так в XV.

— В пятнадцатом?? Не поняла. Как это?? Я вернусь в прошлое? И почему торговцем…

— А почему бы и нет? С точки зрения вселенной разница между торговцем, монашкой или Гитлером не очевидна. А времени самом деле вообще не существует. Это просто иллюзия для мозга и тела, в котором находишься ты.

Именно ты. Никаких «МЫ» не существует. Есть только одно сознание — и оно твоё. «Я» — это «ты» в одной из твоих жизней. Этот кот, этот куст сирени за окном, эти облака и гопники на лавочке во дворе, Гитлер, Мерлин Монро, Путин и Навуходоносор — это всё «ты» в разных своих жизнях.

И когда ты проживёшь все бесконечные круги всех этих жизней, то «вернёшься в рай». Станешь одним целым одновременно, тем, что принято называть у вас «Богом».

Дальше интервью волшебным образом обрывается. Мой старый диктофон иногда глючил и делал это довольно выборочно. Но мне кажется так и должно было быть.

© Ольга Салий. Копирование материала запрещено.

Понравилась статья? Буду очень благодарна, если вы расскажете о ней друзьям:

Вы можете оценить эту статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

avatar

Автор: Ольга Салий

Странствующий блогер, международный фотограф

Комментарии приветствуются (уже оставили 1 комментарий)
  1. avatar Ляксей:

    Здорово, если знаешь чего хочешь, а если не знаешь, тогда что делать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *