Paul Winter. Музыка земли

Вот Оля мне говорит, мол, переделай интервью. Сделай их более похожими на первоначальный вид. А как я переделаю??? Это ведь частичка души в строчках. Это ведь уже логично построенные фразы, предложения и мысли.

Вот, Пол Уинтер. Он ведь джазмен, он ведь живет так, как слышит. Что слышит, то и играет. Но мы ведь тоже джазмены, мы уже сымпровизировали однажды… и как теперь то же самое переиграть? Пусть все так и будет…

Пол Уинтер. Неподражаем и честен.

Нежное сопрано саксофона исполняет приятную мелодию. Постепенно мелодия распадается на звуки и аккорды, слышится вой волка, щебет птиц, шум волн… Незнакомые интонации: томный, глубокий напев, будто гигантский исполин произносит какую-то теплую фразу — «Колыбельная матери-кита». В небольшом зале клуба «НИИ Куда» тишина, такого здесь ещё не слышали. На сцене выступает один из самых выдающихся музыкантов современности — Пол Уинтер со своим ансамблем Paul Winter Consort.

Пол никогда не выступал на сцене клубного заведения. Но атмосфера академовского паба ему понравилась, напомнила юность, и новосибирцы все-таки смогли услышать легендарного музыканта.

Пола Уинтера называют создателем нового направления в джазе. Использование в своих произведениях элементов разных музыкальных направлений: джаза, фолка, этно, классики, и комбинирование их с «музыкой» природы сделало ансамбль Paul Winter Consort уникальным в своем роде. Их музыке ищут определение — «мировой» джаз, «экологический» джаз, «живая музыка»…

Интересно, есть ли у самого Пола Уинтера название для своего стиля?

— Я не знаю, создал ли я новое направление. А тем более не могу дать ему название. Мы создаем музыку, которую слышим, на нас влияет то, что происходит вокруг. Какие-то уникальные вещи мы привносим в джаз, например, имитации голосов животных. Но что это за новое направление, я не могу сказать.

— А какой джаз играете Вы?

— На самом деле, мы не используем термин «джаз» по отношению к нашей музыке. Это очень трудно описать словами. Все зависит от слушателя, как он воспринимает эту музыку. Я склонен считать это музыкой земли. Эта музыка стремится воспеть землю, природу и земных обитателей. Наша музыка — это не только музыка природы, но и музыка культуры. Природа — это только одна составляющая. Мы мечтаем о венчании человека с природой.

— Именно поэтому Вы используете фолк-мотивы в своем творчестве, ведь ничто так не отражает культуру человека, его менталитет как народные песни?

— Наверное, да. Сейчас, например, мы хотим создать альбом, посвященный Африке. Кроме того, готовится альбом о Байкале, где будут звучать и традиционные бурятские мотивы. Перед сегодняшним концертом мы ехали из Читы и любовались видом на Байкал из окна поезда. Я очень люблю эти места, нигде в мире, пожалуй, нет такого природного совершенства. Только Великий каньон может сравниться по красоте и величию. Альбом, посвященный Великому каньону, уже написан, а Байкалу — ещё нет.

— Для того, чтобы написать альбом, вы едете на природу?

— Последний мой альбом был о Колорадо. Там есть небольшое озеро, и мы приехали туда с моей группой и играли на природе. Мы провели там неделю, слушая и наблюдая за тем, что происходит вокруг, и это необычайно прекрасно. Примерно так же мы проводили время на Байкале. Если попытаться написать о нем книгу, захочется все-все рассказать. Мы хотим попробовать сделать все это, только с помощью музыки.

Впервые Пол Уинтер посетил Байкал в 1990 году, выступая на небольшом концерте с иркутскими музыкантами. Есть чудное местечко на Байкале под названием Листвянка, с невероятно красивым видом на озеро и удивительным воздухом. Именно там и состоялся первый байкальский перфоманс Пола. В другой раз Пол приезжал на Байкал как студент, изучающий озеро. На сегодняшний день это уже восьмая поездка.

— Пол, где бы Вам ещё хотелось побывать?

— Очень много мест. Возможно, Алтай. Хотелось бы поездить по Африке… Слишком много мест.

— Ваша карьера всегда была связана с игрой на саксофоне?

— Для меня это даже не карьера, это, можно сказать, отпуск. Это призвание. Я начинал заниматься музыкой, когда был ещё совсем маленьким. В основном, я играл ту музыку, которая была популярна в нашем маленьком городке в Пенсильвании.

Эта была музыка средней Америки: симфоническая, церковная, танцевальная музыка и, наконец, джаз. Именно джаз стал моей профессией, я стал его играть с профессиональной командой музыкантов. Сначала я играл на пианино, потом на кларнете, а потом уже появился саксофон.

— Есть такое мнение, что джаз — это в большей степени импровизация. Насколько это мнение верно?

— У джаза очень-очень много различных аспектов. Есть джаз, который полностью написан, есть джаз-импровизация, а есть — смешанный тип. Разные исполнители предпочитают разные стили.

— А был ли у Вас учитель? Человек, которому Вы, возможно, подражали?

— У меня было много учителей, и это совершенно разные люди. Это учителя музыки, которые говорили: «Слушайте мир». Это поэты, писатели. Это маленькие дети. Дети очаровательны и честны. Они любят природу, любят животных и восприимчивы к миру. У них можно многому научиться.

— Вы создаете музыку для себя или представляете свою аудиторию, которая будет её слушать?

— Только для себя. Я всегда пишу музыку, которая приятна мне самому. И если она нравится не только мне, это очень здорово. Но это вторично. Это отличная составляющая того удовольствия, которое мы получаем, когда создаем музыку.

— А вашей жене и дочерям нравится то, что Вы играете?

— Некоторые вещи. Моя жена очень честна в этом. Временами она спрашивает: «Зачем ты это написал?». Иногда она думает, что я сумасшедший. Мои поездки на природу обходятся мне очень дорого. Но однажды я взял её в свое путешествие с маленькой восьмимесячной дочкой, которая провела весь путь в заплечном рюкзачке. И когда она увидела эту красоту, она поняла мое сумасшествие. Это особая красота, особые чувства, особая любовь к природе.

Моей старшей дочери 14 лет, и она очень любит танцевать, особенно ирландские танцы. А младшей дочери всего лишь три годика, и она очень любит петь. Честно говоря, они не всегда меня слушают, но иногда им нравится моя музыка.

— Каких бы музыкантов Вы порекомендовали послушать молодым людям?

— Если говорить про музыкантов, которые играют подобную музыку, я знаю их немного. А слушать надо то, что близко к сердцу. Вот и все.

— Пол, последний вопрос: если бы Вас попросили нарисовать джаз, что бы Вы изобразили?

— Я бы попробовал нарисовать лицо Бога.

*В этом году Пол Уинтер получил за альбом «Crestone» премию Grammy. Это означает, как сказал Пол, что «нашу музыку приняли не только слушатели, но и другие музыканты». Эта премия стала шестой по счету наградой Grammy, лауреатом которой становится Paul Winter Consort.

Понравилась статья? Буду очень благодарна, если вы расскажете о ней друзьям:

Вы можете оценить эту статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

avatar

Автор: Кристина Ганькина

У меня вполне себе неплохая работа, с вполне себе нормальным заработком. Пишу о ночных клубах и всяких известных-переизвестных артистах. Хожу к ним на интервью, разговариваю на всякие приличные темы. И что? Да я терпеть не могу весь этот долбаный шоу-бизнес. И не потому что я уверена, что там одно дерьмо (всем ясно, что это не так), просто не люблю я всех этих сисек напоказ и массового развращения вкуса. Но, позвольте? – я же тоже хожу в клубы, слушаю «арэнби» и прочую хрень.
Видимо, через это всем нужно пройти. Это как стадия развития. Сегодня тебя это еще забавляет, а завтра – ты от этого устал.
Мне нравится моя работа, пусть с какими-то «но», пусть не всегда все получается. Мне приятно видеть результат моего труда, мне приятно осознавать, что человек, с которым я говорила, не считает меня тупым бараном, и понимает, что мне так же, как и ему приходится тяжело. И что я тоже ежедневно хожу на работу, и их, миленьких, повидала за свою жизнь ой, как не мало.
Другое дело, когда столичники смотрят на нас, как на общипанных кур. Вон ведь, мля, провинция, а туда же. Впрочем, думаю, что молодым столичным журналистом тоже несахарно.
Да, иногда мы задаем глупые вопросы. Да, иногда мы не успеваем (или не хотим!) готовиться к интервью. Но, поймите, дорогие друзья, мы ведь тоже люди. И у нас тоже начальник – не самый нежный, и не гладит по голове ежедневно, и дома – аврал, и денег – не хватает, и жить негде… И мы тоже устаем.
Звучит как жалоба, да нет… Нам тоже иногда приходится «выступать» в клубе поселкового совета, а хочется англицкого стадиона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *