На золотом крыльце сидели. Мастер обуви в Бердске — интервью

Царь, царевич, сапожник, портной… Помните считалочку? ХХI век, цари остались далеко в прошлом, а сапожники со своими молоточками, гвоздиками и набойками все также актуальны, как и сотни лет назад.

Сапожником Виталий стал случайно. А может быть, и нет – прадед у него тоже был сапожником.

Мастер обуви в Бердске

— С 99 года — сам себе хозяин, — Виталий рассказывает о себе и без остановки что-то вырезает, клеит, строчит на машинке, стучит молоточком. — Были и реально тяжелые времена, но работа такая: хочешь напрячься, денежку заработать – напрягись. Не хочешь – дома сиди, ничего не заработаешь.
В небольшой мастерской всюду ботинки, сапоги, ключи, баллончики с краской, инструменты…

— Когда три месяца проработал, понял что это мое – вспоминает он. — Усидчивость, спокойствие, не одной пары обуви не бросил в угол, и не сказал, не буду это делать. Не получается, отложи, подумай, с чего начать, что делать…

— Если человек находит работу, к которой душа лежит, он не скачет с одной на другую, сел и работает 10-20-30 лет. Значит, он нужен именно для этого. А когда то тем, то тем поработал, скачет, сам не знает, что ему надо, душа мечется.

У меня она не мечется – она нашла свое. Не всем же быть директорами, каждый выбирает себе свою стезю…

«Матерится, как сапожник», – это не про Виталия.

— Надо уметь общаться с клиентами вежливо, культурно, объяснить, предложить, понять, как и что делать – говорит он. Всегда трезвый, всегда на месте – это тоже важно.

Долго работал без выходных и праздников. Ни поболеть, ни дома дела сделать. Надо постоянно находиться на месте — человеку в любой момент может потребоваться помощь. А работника – сменщика найти трудно, такого, чтобы надолго, и чтобы хотел работать. Был в обществе инвалидов, и на бирже, говорил — дайте мне человека, лишь бы у него руки были, я его научу. Сразу спрашивают — а сколько мне платить будут? Ты вначале научись работать. Заработать можно, когда научишься, и когда тебя узнают.

Мастер

— Понял одно, чтобы в жизни был достаток – в моей профессии нужно уметь делать все, с чем бы человек не пришел: дырочку в ремне, бегунок, пуговицу пришить, кошелечек отремонтировать, сумочку.

В институтах учат всему отдельно — один моделирует обувь, другой шьет, третий собирает. Старый мастер, который меня учил, говорил — сапожник-ремонтник – это самая высокая квалификация и если ты можешь это все сделать, ты и есть Мастер.

Есть такие сапожники, которые переняли азы ремонта, научились гвоздь забивать в ботинок – я их мастерами не считаю. Мастера с каждым годом вымирают. Народ ленивый становится. В мире новых технологий проще сидеть за компьютером. Руками работать хлопотно.

Скука

— Не понимаю слово «скучно», — говорит Виталий. Бывает, весь уйдешь в работу и совсем не скучно. Человеку, которому нравится жить и хочется что-то делать, скучно не бывает.

Желание жить интересно должно быть в голове. А не просто тупо прибежал, заколотил гвозди, денег заработал и побежал дальше.

— Мне нравится просыпаться и говорить «доброе утро», «приятного аппетита», «до свидания». Бывает, хочешь помочь где-то девушке надеть куртку, а она – «ой, что вы, что вы, я сама». Некоторые от этого уже отвыкли. А это нормальные вещи, надо ими жить.

Виталий никогда не сидит без дела — то чехольчики из кожи на телефоны, на ключи пошьет, то сумочку себе сделает. Клиент попросил снять ненужную железку с какой-то вещицы. Снял, и из нее сделал себе ключницу.

Как-то попросили сделать сувенирные кирзовые сапожки 14 размера — понятия не имел, как их делать. Смоделировал из старого плаща, подумал, где убавить, где добавить и раскроил. Получились – сам удивился.

Туфельки на огромной платформе для стриптизерш шил одно время — около 30 пар.

Мастер обуви в Бердске

Мама, женщина верующая, ругает Виталия — воскресенье нельзя работать, приди к Господу, последнее время, конец света. «Пусть он меня застанет на работе, — отвечает он. — Мне важно, чтобы обо мне уважительно люди еще долго говорили – вот был человек…»

Мастер обуви в Бердске

Виталий замолкает и сосредоточенно прошивает на машинке ровный шов.

— Руки не устают? — спрашиваю.

— Устают. Они не устают у тех, кто ничего не делает. Когда много работы, они просто болят. Ну а что делать? Не без этого…

Все лечится

Каждый раз одни и те же кожа, нитки, молоток, а подход постоянно разный – надо думать. Обувь порой бывает в таком ужасном состоянии…

Мастер обуви в Бердске

— Вот, — Виталий показывает разбитые в хлам ботинки — друг принес «саламандеры» — можно сказать, они «умерли». Это не так, они будут в идеальном состоянии. Все лечится. Это все соберется, сошьется, встанет на свое место. Главное знать суть работы, с чего начать, чем закончить. Не бояться, а делать.

Сейчас много некачественной обуви из очень дешевых материалов. Дорогую обувь покупать гораздо выгоднее. За сколько? «Ессо» за 9000 могут также носиться, как «Ralf» за 4000. Хотя первые в ремонте практически не бывают. Это тоже китайская обувь, но госстандарты именно в этой обуви китайцы соблюдают идеально – носить ее можно лет по 8-10. И конечно, чтобы обувь дольше носилась, должна быть не одна пара – и на зиму, и на лето.

Свобода

— Для меня важно быть свободным. Я считаю, здесь я свободный.

— Целый день на работе, какая уж тут свобода? — Спрашиваю я.

— Ну, а какое должно быть предназначение? – рассуждает Виталий. У каждого свое — кому-то пить, материться, а кому-то — делать то, что приносит пользу. Иногда сяду, книжку почитаю, послушаю что-нибудь, литературу или музыку, или кто-то в гости зайдет. Я в работе отдыхаю. Или поеду в бассейне поплаваю, на лыжах покатаюсь, в теннис поиграю.

Нравится с лес ходить. Вокруг много интересного. На полочке стоит толстая книга афоризмов, книжки по психологии. Не все друзья разделяют такие интересы.

— Мне 36 лет – мне это интересно, а другу – 24, и он считает, что он уже и так повзрослел и поумнел. Но нельзя останавливаться на одном достигнутом.

Бизнес по-русски

Виталий в Бердске 4 года. Вначале брал помещение в аренду. Потом решил купить ларек. Деньги скопил, часть занял, нашел вариант на остановке.

Цена, арендная плата за место в 10 тысяч – все устроило. Вскоре администрация выставила новую сумму аренды – 92000 в год. На начало года вообще оказался в минусах. На шее еще ипотека, свет, аренда, все материалы. Хорошо, что к концу года раскачал народ, высиживал на работе.

Пошел опять в администрацию, договорился немного снизить аренду.

— Говорю, вы хоть бы разделяли сферы деятельности — я не сигаретами, не пивом торгую. Четыре месяца в сезон, в которые я могу что-то заработать, а все остальное время так, прожить чтобы. А вы берете на себя такую ответственность. Похоже, Совет депутатов вместе с крупными предпринимателями решили малый бизнес уничтожить, чтобы все покупатели шли к ним в большие магазины.

Власть в нашей стране не понимает, что оставляя столько народу без работы, сама провоцирует революции.

Даже в Бердске несколько предпринимателей, у которых большие сети магазины, а остальным, мелким куда деваться, как жить? Идти к ним работать? Если понимаешь, что ты и твои дети уже обеспечены надолго, дай другим заработать.

Вечное движение

Виталию в Бердске нравится — лес, море, большой город рядом. На стене своей мастерской хочет летом написать понравившиеся афоризмы. Говорит: молодежи много ходит, будут читать.

— А поймет их молодежь?

— Мы не можем угадать, что поймет наша молодежь, рассуждает Виталий. Потихоньку может что-то в души и западет. Дочь-подросток говорит: пап, я хочу за границу ехать учиться. Я ей объясняю — дочь, твои оценки, это то же самое, что моя зарплата — как трудишься, то и получаешь. Покажи своим трудом, что ты этого действительно этого хочешь, участвуй в олимпиадах, конкурсах — тогда мне не жалко будет зарабатывать на это деньги, брать кредиты.

Жизнь – это вечный труд и можно только так прожить, чтобы быть счастливым и свободным. Я тоже не сразу к этому пришел, не в 15 лет. Постепенно понял, потому что помочь некому было – родители из простой крестьянской семьи.

— Желание работать всегда зависит и от заработной платы, считает мастер. – А конкуренции хватает — на 500 кв. метрах вокруг еще 6 сапожников. Спасает, что делать умеешь все. Копеечка к копеечке – складывается заработок…

— Скажите, как вам обувь отдать в ремонт? – спрашивает женщина.

— Через окошечко, что у вас там ее мешок что ли? – шутит Виталий.

— Посмотрите, пожалуйста, вот это можно как-нибудь? – женщина показывает сапог.

— Да конечно.

— А вот это посмотрите…

— Как срочно надо?

— А завтра вы не работаете?

— Работаю. Скажите фамилию?

– Андропова.

— Угу. Хорошая фамилия.

— А скажите еще, каблуки вы как-нибудь реставрируете?…

За час Виталий принял через окошечко несколько заказов.

— Чтобы здесь создать это постоянное движение, пришлось постараться, — говорит он. — Что будет завтра, не знаю.

На старом месте я работал в административном здании которое было на продаже в течение 10 лет, и каждый год не знал, продлят, не продлят аренду. В нашей стране завтрашний день не предсказуемый. Особенно для владельца киоска, расположенного на остановке. Но надо не бояться, надо жить.

Рекомендую заглянуть:

Понравилась статья? Буду очень благодарна, если вы расскажете о ней друзьям:

Вы можете оценить эту статью: Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *